Возвращение в реальность. С помощью электрошока и лагерей

В 2008 году Китай официально провозгласил интернет-зависимость психическим расстройством, и на базе министерства обороны были открыты реабилитационные лагеря для подростков. Ныне «лечебницы» стали частными и за полугодовой курс придется выложить около $9000. Однако китайцы готовы отдать любую сумму, лишь бы вернуть своих детей в повседневную реальность.

Родители помещают в лагеря детей, как правило, обманом. Курс лечения длится полгода, после чего его можно повторить. Особое внимание в лагере уделяют физической нагрузке и освоению норм традиционной китайской этики. Подростков также обучают уборке, готовке и другим полезным вещам. У многих мальчиков – а их среди «лагерников» большинство – нарушен обмен веществ, поэтому рацион питания подбирается особо тщательно.

Внешний, да и внутренний вид заведения напоминает тюрьму. Ранее в таких заведениях детей лечили электрошоком, но после того, как этот метод признали неэффективным, разрешили телесные наказания.

– 99% детей в нашем лагере бросили школу, а взрослые – работу. Они сутками играли в компьютерные игры. У них плохие отношения с родными и много проблем в быту. Например, ели они только один раз в день, – рассказывает директор реабилитационного центра Тао Ран. По его мнению, виртуальная зависимость – это только вершина айсберга, сигнал о плохих отношениях в семье. Рядом с лагерем находится общежитие для родителей, которые могут видеть и общаться со своими детьми каждый день. Для них организованы специальные занятия с психологом, посвященные тому, как воспитывать ребенка. Нетрудно догадаться, что многим взрослым общение дается тяжело.

Формула успеха в Китае построена на высшем образовании. Это – главное в понимании родителей. Поскольку конкуренция очень высока, то к ребенку предъявляют повышенные требования. Это вызывает ответную реакцию со стороны подростков. Их поступки – стихийный протест против действий родителей, внимание которых они без особого успеха пытаются привлечь. «Я был в тюрьме десять лет. Сейчас отец привез меня в еще одну тюрьму на полгода», – говорит один из них, заваливший выпускные экзамены в школе-интернате и первые шесть дней в лагере отказывавшийся от еды.

– Я до сих пор не могу понять, как относиться к этому явлению, – говорит режиссер документального фильма «Возвращение в реальность» Наталья Кадырова, побывавшая в одном из лагерей в пригороде Пекина. – С одной стороны все, что я видела, вызывало во мне человеческий протест. С другой, надо признать, некоторым детям лагерь действительно помогает.

Создание сети специализированных лагерей – не единственная попытка «вылечить» погрузившихся в виртуальную среду жителей. Поскольку киберспорт в последнее время стал невероятно популярен в Китае, то власти пришли к выводу о необходимости регулировать любую деятельность, связанную с виртуальными соревнованиями. Так в 2017 году в Китае в силу вступают несколько законов, один из которых регламентирует стримерскую деятельность, другой устанавливает жесткие правила для разработчиков игр.

Проблема компьютерной зависимости широко обсуждается не только в Китае. Например, в Южной Корее существует «закон Золушки», запрещающий подросткам после полуночи играть в онлайн-игры. В Финляндии за интернет-зависимость можно получить отсрочку от армии на три года. Предполагается, что за этот срок «больной» успеет вылечиться и стать социально активной единицей финского общества. В России интернет-зависимость не входит в перечень официальных заболеваний, что не мешает многим частным клиникам браться за её лечение. Конечно, за крупную сумму денег.

А ведь все начиналось с обычной шутки. В 1995 году американский психиатр Айвен Голдберг написал шуточное эссе на тему некого психологического расстройства, которому дал название – интернет-зависимость (Internet Addiction Disorder; IAD). Времяпровождение перед компьютером он сравнил с употреблением алкоголя, кофеина, кокаина и других веществ, которые влияют на функционирование центральной нервной системы. Но психиатрическое сообщество восприняло исследование Голдберга всерьез. Вскоре Марк Гриффитс предложил шесть критериев, по которым можно выявить зависимость от интернета.

Так ли все страшно на самом деле? Для пострадавших конкретных семей – несомненно. Впрочем, когда в середине прошлого века появилось телевидение, много говорилось о подростках, непрерывно сидевших перед голубыми экранами. Теперь телевизор сменил компьютер, пришедший на помощь тем, кто страдает из-за нехватки общения и тотального одиночества. Но это вовсе не значит, что будущее планеты под угрозой.

Лариса Лялина, imbalance.ru

Комментарии